Миф «о могучей советской экономике»: была разруха и все повторяется

0
37

Если Советский Союз был такой «великий и могучий», почему он развалился мгновенно

9 апреля 2017 в 16:01, просмотров: 52886

Казалось бы: СССР давно уже в прошлом, стоит ли о нем вспоминать?

Однозначно стоит! Потому что до сих пор нет четкого и понятного ответа на вопрос: «Если Советский Союз был такой «великий и могучий», почему он развалился мгновенно, стоило только убрать силу принуждения, на которой он держался 70 лет?»

И разбираться в этом необходимо, чтобы уяснить, что же было не так, и не повторять ошибок прошлого. Работа над ошибками — штука нужная не только для отдельных школьников, но и для целых народов.

По моему убеждению, экономическое могущество СССР — миф, внедренный коммунистами в массовое сознание своей паствы и широко тиражировавшийся коммунистической пропагандой на протяжении всего периода существования страны Советов.

Необходим этот миф был для того, чтобы убедить и свой народ, и мировую общественность в преимуществах социалистического строя. Конечно же, коммунистам нужно было играть на противопоставлении того, что «было» и что «стало», т.е. в сравнении с дореволюционным уровнем.

Но беда в том, что сравнение было не в пользу коммунистов — отнюдь!

Российская империя была совсем не такой отсталой, как ее пытались изобразить в своих сказках об «ужасах царизма» большевики.

Истинное положение было таково: к началу Первой мировой войны Россия стояла на пороге очередной промышленной революции, и если бы не разруха, к которой привел захват власти большевиками, то нас ждал промышленный бум.

Россия до революции имела самую большую в Европе сеть железных дорог протяженностью 70,5 тыс. км, при эксплуатации которой использовался парк паровозов и вагонов преимущественно отечественного производства. Важно понимать, что на тот момент железные дороги были главным видом транспорта, ведь автомобили, как и автодороги, даже в Европе были мало распространены. Однако в России уже существовало и производство автомобилей, правда, из импортных комплектующих. Прошло сто лет — и мы имеем ту же самую ситуацию!

Конечно же, Россия накануне революции 1917 года отставала от наиболее развитых европейских стран и США по объему промышленного производства на душу населения. Однако, во-первых, это было связано с тем, что Россия была преимущественно аграрной страной, и во-вторых — население страны было настолько большим, что разрыв в относительных показателях несколько компенсировался масштабами, поэтому в абсолютных показателях разница была уже не столь велика. Как бы то ни было, перспективы сократить этот разрыв были совершенно определенные: Российская империя имела прекрасную инженерную школу, представители которой доказали свою компетентность на мировом уровне. Сикорский, вынужденный эмигрировать в результате большевистского террора, продолжил создавать летательные аппараты в США.

Пример Сикорского показателен — таких «Сикорских» было много. Большевики обескровили Россию, лишив ее интеллектуальной элиты, и это обусловило экономическое и технологическое отставание коммунистической империи на протяжении всего периода ее существования. СССР все время был в роли догоняющего.

К тому моменту, когда всяческие джугашвили, продав отобранное в процессе «коллективизации» у крестьян зерно, а также распродав часть сокровищ Эрмитажа и ограбленных церквей, набрали достаточно валюты, чтобы попытаться начать индустриализацию, начинать ее было уже некому: квалифицированных инженерных кадров, способных осуществить столь масштабный проект, уже не осталось. Некоторых просто физически уничтожили как классово чуждых, а кто-то успел сбежать от ужасов военного коммунизма.

Поэтому большинство «гигантов первых пятилеток», такие, как знаменитая «Магнитка» (Магнитогорский металлургический комбинат), Днепрогэс, автомобильные заводы, строили американские, немецкие и французские инженеры по своим же проектам, и оснащались эти объекты в основном импортным оборудованием. Иногда целые заводы привозились «оттуда».

Несмотря на то, что индустриализация СССР обошлась народу в миллионы жизней, никакого «большого скачка» не было — мы всего лишь вернулись к тому восходящему тренду, который наблюдался еще до революции. Если бы не большевистская разруха, индустриализация произошла бы и так, но без репрессий, голодомора, без раскулачивания и уничтожения лучших представителей нации.

По моему глубокому убеждению, главной проблемой большевиков и «совка» в целом было отсутствие уважения к интеллектуальному труду и его результатам. Ведь и по официальной государственной идеологии господствующим классом был пролетариат, а интеллигенция (так называемая трудовая интеллигенция) была всего лишь «прослойкой» между ним и «колхозным крестьянством».

Проблемой также была чрезмерная политизация и идеологизация всех сфер деятельности, в том числе науки, образования и промышленного производства. Это приводило к отрицательной селекции кадров: наверх, как и сейчас, пробивались не самые умные, талантливые, работящие и честные, а приспособленцы, которые лучше понимали ценность использования партийной демагогии для карьерного роста.

Это, а также пренебрежительное, как и сегодня, отношение к интеллектуалам приводило к тому, что отечественные разработки часто некому было оценить по достоинству, и они пылились в архивах, зато колоссальные ресурсы советского государства тратились на промышленный шпионаж в капиталистических странах.

Несмотря на то, что технологии, и даже готовые производства закупались либо похищались за рубежом, или вывозились в качестве трофеев из побежденной Германии, Советский Союз (за редким исключением) не мог эти технологии развить и создать свою, независимую технологическую базу.

В частности, за весь период существования «совка» мы так и не смогли создать полностью отечественный автомобиль.

По некоторым оценкам, технологическая «недееспособность» была одной из причин развала СССР: после очередной конфронтации с Западом США объявили эмбарго на поставку в СССР газовых труб большого диаметра, после чего поставщики из ФРГ взвинтили цены в разы. Сам СССР такие трубы производить был не в состоянии, а они были крайне нужны — так как после падения цен на нефть вся надежда была на постройку нового газопровода в Западную Европу. Тогда, как и сейчас, валюта от продажи нефти и газа нам была жизненно необходима — мы покупали на нее за границей пшеницу!

Да что там газопроводные трубы большого диаметра — мы, простите, даже нормальных женских трусов не могли произвести! Вся страна гонялась за импортом! Главной темой бытовых разговоров было где, что и когда «выкинули» или что «дают», т.е. в каком магазине в продаже появился дефицитный товар: импортные рубашки, белье, сумки, косметика, джинсы, и т.д. При этом не поймите превратно — речь не об американских джинсах или французской косметике — такого в СССР в свободной продаже почти не встречалось. Речь об импорте из стран соцлагеря — польская косметика, рубашки из ГДР или Китая, чешская обувь — все это на закате СССР было предметом мечтаний и смыслом жизни homo soveticus — «человека советского».

И это наносило непоправимый урон советской идеологии, и, я думаю, гниение «совка» началось именно с этого. СССР разрушили не происки империализма, а огромное желание большинства советской молодежи (да и не только молодежи) носить американские джинсы, слушать американскую музыку, жевать американскую жевательную резинку, пользоваться французской парфюмерией. Ну и, конечно же, знаменитые кроссовки из ФРГ, обладателю которых, простите, «любая баба даст». Прошу извинить за скабрезность, но это известный мем советских времен.

Ну а что сейчас? А сейчас мы продолжаем наступать на те же самые грабли! Власть пытается кормить малограмотную публику сказками о том, «как хорошо жилось в эсэсэсэре», а между тем у нас опять нет отечественных инженеров, чтобы обеспечить «импортозамещение»! Часть инженеров ушла из профессии, не выдержав безденежья девяностых и начала нулевых, кто пошустрее и потолковее — эмигрировал. То есть повторилась ситуация разрухи, которую создали большевики во главе с ульяновым и джугашвили (с прописной буквы эти фамилии не пишу сознательно), когда через десять лет после октябрьского переворота 1917 года выяснилось, что инженеров в «республике советов» нет.

Недавно академик РАН, ректор Сколковского института науки и технологий (Сколтех) Александр Кулешов публично заявил, что сегодня по уровню обеспеченности нашей страны квалифицированными инженерными кадрами «мы находимся в 1929 году. И надо ввозить кадры из-за рубежа, иначе мы приблизимся к Нигерии и Зимбабве, где люди умеют пользоваться гаджетами, но не понимают, как они работают».

Почему мы повторяем ошибки прошлого? Да все потому же: не ценим умных и образованных людей, без которых нация тупеет. Тупая нация даже не способна осознать, в какое болото она погружается в очередной раз, и продолжает верить во все, что ей талдычат из зомбоящика.


Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии